КАКАЯ БУДЕТ НАША ПЕНСИЯ?

21.10.2013

Я обратился к этому вопросу по той причине, что появились новые предложения Минтруда, а следом за ними – резко критическая статья Алексея Кудрина в «Ведомостях ». Да и много других публикаций подобного рода. 

Я не думаю, что ещё одно моё выступление на эту тему что-то изменит. Но надо всё же осознать всю серьёзность положения, которое складывается в сфере пенсионной системы. 

Во-первых, пенсии, как это ни странно, оказываются в центре предстоящих необходимых изменений в экономике. Казалось бы, речь идёт о длинных сроках, скажем до 2030-го года, когда дефицит пенсионного фонда возрастёт по сравнению с нынешним примерно в 4–5 раз. Пенсионный фонд, чтобы выполнять обязательства государства, должен концентрировать примерно 30% ВВП. Причем это по природе своей «длинные деньги», позволяющие делать крупные инвестиции. Важно, однако, чтобы они были надёжными в смысле доходности, пусть небольшой, но с минимальным риском. Это одни из моментов, которые делают современную рыночную экономику способной к развитию, к повышению эффективности. Сейчас у нас этого нет. 

Более того, будущие пенсионеры, сегодня поддерживающие пенсионеров нынешних, не уверены, что, когда придёт их черед, кто-то будет о них заботиться. 

Советская система, сложившаяся к началу 60-х годов, предполагала обязательство государства платить пенсии их своих доходов, но тогда пенсионеры составляли 12% населения. Сейчас их доля уже выросла до 28%, а в 2028-ом году ожидают, что число лиц пенсионного возраста превысит число работающих. И население вероятней всего не будет расти. 

Во-вторых, мировой экономический кризис, а он вряд ли вот-вот кончится, поскольку связан с переходом от индустриальной к инновационной стадии развития. 

Иначе говоря, дешёвые минеральные ресурсы, которые составляли один из важнейших факторов высоких темпов роста экономики, дорожают. Например, нефть. Значит, темпы упадут до 2–4% всюду, и их будут определять инновации. Ныне это выражается, в частности, в падении доходности финансовых инвестиций. Когда принимали решения по пенсионному вопросу в 2002-ом году, выделение накопительной части пенсии было мотивировано, среди прочего, тем, что доходность от вложений в ценные бумаги составляла 6–7% годовых и более. При таких условиях накопления в ПФР росли бы быстро. Но сейчас этот показатель резко упал. Значит, ожидавшиеся накопления не складываются в необходимых размерах. 

В-третьих, особенность момента в этих обстоятельствах состоит в том, что переход к новой пенсионной системе, отвечающей рыночной экономике и демографическим трендам, при высокой доле самозанятого населения, от лица которого взносы в пенсионный фонд не делаются, эта особенность состоит в том, что работающие сегодня должны сделать в него, – по выражению Егора Гайдара – «двойной платёж»: первый – «за того парня», который уже на пенсии, и второй – за себя, который надеется оказаться в его положении позднее. 

Это трудная проблема, от неё легко не отделаешься. Но если это понимают, то почему не ищут и не предлагают решений, которые в сочетании давали выход из не только сегодняшних, но и послезавтрашних, перспективных проблем. 
Что же предлагается? 

А) Закрыть вопрос о накопительной части и все собираемые средства бросить на распределительную часть. Как бы сказать: государство берёт на себя только её. Хотя это решение только на ближайший период. И то это очень бедное решение. 

Б) Если вы хотите иметь более обеспеченную старость, делайте добровольные сбережения. Государство снимает с себя ответственность за превышение посильных поступлений из распределительной системы, но оно поможет, скажем, на 1000 рублей добровольных сбережений, оно добавит от себя ещё 1000 руб. на 1000, но не более 12 раз в год. Или же вообще, кажется, таит мысль, что людям придётся искать выход самим. И это при том, что такие добровольные сбережения легкодоступны состоятельным семьям, а вот тем, кто еле укладывается с расходами от зарплаты до зарплаты, как раз и нужна поддержка. Для добровольных сбережений уже мало что остаётся. 

Хочу подчеркнуть: у меня сейчас нет задачи критики, её достаточно. Важно понимать, мы стоим перед серьёзными решениями, невозможными, если оставаться в рамках обособленной пенсионной реформы. Если искать только сиюминутные выходы: например, заткнуть дыру в пенсионном фонде хотя бы в следующем году. 

В этот раз я о моих предложениях говорить не буду, вернёмся к ним позднее. Но замечу: основа этих решений – переход к системе, когда каждый гражданин делает взнос в пенсионный фонд из своих доходов в течение всей трудовой жизни, из всех источников доходов. Только две страны в мире не возлагают надежд на формирование средств на пенсии таким образом: мы и Австралия. Вы скажете, тогда надо увеличить зарплату, тем кто может делать взносы. Соглашусь с вами, но кому? Полагаю, в бюджетной сфере. Одновременно ввести взносы в пенсионный фонд уже не только работодателей и государства. 

Евгений Ясин бывший министр экономики, научный руководитель ВШЭ

Рейтинги надежности негосударственных пенсионных фондов
Алмазная осень A
Атомгарант A+
Благосостояние A++
Большой пенсионный фонд A
Газфонд A++
КИТ Финанс НПФ A+
ЛУКойл-Гарант A++
Национальный НПФ A+
Нефтегарант A
НПФ ВТБ Пенсионный фонд A+
НПФ Райффайзен A+
НПФ Сбербанка A++
НПФ Сургутнефтегаз A++
НПФ Транснефть A++
НПФ электроэнергетики A++
НПФ «ОБРАЗОВАНИЕ» A
НПФ «ОПФ» A
НПФ «СберФонд РЕСО» A
НПФ «Телеком-Союз» A++
НПФ «УРАЛСИБ» A
Оренбургский НПФ «Доверие» A
Первый национальный ПФ A
Промагрофонд A+
Ренессанс Жизнь и Пенсии A+
СтальФонд A+
ТНК-Владимир A+
Ханты-Мансийский НПФ A
Rambler's Top100 Google+ Блог основателя проекта