Доживем? Увидим?

07.10.2013

Чехарда экспертных и ведомственных инициатив вокруг пенсионных денег, случившаяся на фоне разговоров о бюджетных трудностях, привносит в общество не то чтобы легкую панику, а ожидание неминуемой беды: обманут и здесь. Справедливы ли опасения, выяснял "Огонек"

 

Людмила Усова

 

В октябре пенсионную систему России ждут серьезные изменения — как только депутаты примут подготавливаемые правительством законопроекты. Их много, они разные и в разной степени готовности. Сходятся, правда, в одном: власть планирует так называемый пенсионный маневр, под которым, как подозревают сомневающиеся граждане, подразумевается нехитрая операция — использование массива пенсионных отчислений на латание бюджетных прорех, уже образовавшихся и ожидаемых в ближайшие год-два из-за неподъемных обязательств в социальной сфере, военных программах и имиджевых проектах типа ЧМ по футболу. Уже понятно, например, что манипуляции с накопительной частью пенсий задуманы для того, чтобы закрыть дыру в Пенсионном фонде (ПФР). Разумеется, пенсии как класс никто не трогает — это взрывоопасно. Но зато неизбежны упражнения на ниве управления пенсионными деньгами, которые гражданам никаких новых гарантий на дают, а прежние надежды на некие гарантии — отнимают. Ожидается, например, реформа негосударственных пенсионных фондов (НПФ) и их тотальная проверка. Тревожные ожидания населения чреваты. И вовсе не случайно купировать растущую озабоченность решил даже президент. На прошлой неделе, выступая на инвестиционном форуме, глава государства специально подчеркнул: российские власти не обсуждают вопрос конфискации пенсионных накоплений. 

А что обсуждают? 

Базовые элементы

 

Как показывают соцопросы, только 20 процентов россиян задумывались о том, как обеспечить себя в старости. Копить они явно не привыкли и расчет один — на государство. Отчасти он оправдан и закономерен — и в благополучной Европе граждане рассчитывают на господдержку в старости. Разница в том, что в отличие от россиян европейцы полагаются прежде всего на себя и работодателей. И при этом хорошо осведомлены, что им положено от казны. Российской пенсионной реформе более 10 лет, однако россияне в большинстве своем такой осведомленностью похвастаться не могут. Многие даже не в курсе, сколько получат при выходе на пенсию и какие на этом пути их подстерегают неожиданности. Картина между тем весьма занятная... 

С 2010 года работодатель переводит 22 процента от зарплаты каждого работника в пенсионный фонд. От официальной зарплаты, разумеется, так что "серые" и "теневые" деньги, получаемые в конвертах,— удар по будущему пенсионеров. Об этом "Огоньку" заявил замглавы Роструда Иван Шкловец. 

Для тех, кому сейчас менее 47 лет, 16 процентов средств идет в страховую часть пенсии, а 6 процентов — в накопительную. Для лиц старше 1967 года рождения все 22 процента уходят в страховую часть, которая де-факто — большой кошелек, куда вкладываются работающие граждане и из которого идут выплаты нынешним пенсионерам. 

Собственно, это даже и не деньги в строгом понимании этого слова, а, как говорят эксперты, "обязательства государства". Обязательства, понятное дело, выражаются в рублях. Но каково будет это выражение с учетом инфляции и иных рисков лет через 10 или 20, сегодня никто не скажет. 

В Думе активно обсуждается идея перевода "обязательств" из рублей в баллы. И не исключено, что правительство пойдет депутатам навстречу. Насколько хрен окажется слаще редьки, инициаторы балльной системы не говорят. Но, как заявил "Огоньку" глава комитета по труду ГД Андрей Исаев, важно, чтобы величина балла определялась не постановлением правительства, а федеральным законом. Звучит весомо, но, по мнению экс-министра труда Александра Починка, это не панацея: "У России богатый опыт — вспомнить хотя бы советские трудодни! Много пользы они принесли?.." 

Не будем, впрочем, о печальном — вернемся к ключевым элементам. Баллами или рублями, но страховая часть пенсии составляет ее основу. Для нынешних пенсионеров к ней прибавляется только базовый минимум (на сегодня он составляет 3610,31 рубля), а для рожденных после 1966 года — еще и накопительный компонент. 

По данным Росстата, средний размер пенсий составил в июле 2013 года 10 тысяч рублей (за год он подрос почти на 10 процентов) — это примерно треть от имевшихся некогда у нынешних пенсионеров зарплат. Дабы подтянуть пособие до западного уровня — в 50-70 процентов от жалованья — хотя бы для будущих пенсионеров, и был введен обязательный накопительный компонент. Это 6 процентов от зарплаты, "упакованные" в 22 процента, ежемесячно перечисляемых работодателем в ПФР. Россияне могут выбрать: оставить эти средства у государства (на индивидуальном счете гражданина во Внешэкономбанке) или перевести в один из 127 негосударственных пенсионных фондов. 

Сложности перевод не составляет: достаточно предъявить паспорт и пенсионную карточку в выбранном НПФ, и тамошние специалисты сделают остальное. Но большинство работающих россиян так и не воспользовалось этим шансом. Причин несколько: лень, незнание и недоверие ко всему коммерческому, если речь идет о долгосрочных вложениях. Андрей Исаев, например, считает, что последнее превалирует: "Народ не пассивен, а разумен, ведь что произойдет с виртуальными рублями за 20-30 лет? А если оставить деньги у государства, это увеличит его обязательства перед гражданином, и сколько бы ни стоил рубль через много лет, государство возместит должное. Сделают ли это НПФ? Я лично в это не верю". 

Правительство вроде намерено продлить срок возможности таких переводов, разрешив их и после 1 января 2014 года, но при этом объявлен "час икс": в том же январе деньги "молчунов" — все 6 процентов — из накопительной пополнят страховую часть пенсии, превратившись в те самые виртуальные обязательства государства. Те, кто решатся доверить свои деньги НПФ после нового года, начнут с нуля — все предыдущие отчисления заберет "пенсионный маневр". 

 
Иллюзия свободы

 

На самом деле надо избавляться от иллюзий: счета в ПФР хоть и именные, но лишь отчасти принадлежат россиянам. Регулируются они государством, и расходовать эти средства можно только на пенсионные выплаты и на определенных условиях. Граждане обладают лишь правом частично распоряжаться этими средствами путем передачи их в НПФ или выбора правопреемников (при преждевременной кончине). Но и этого права они могут лишиться. 

Формально право на перевод накоплений в НПФ сохранится. Однако де-факто правительство намерено принять решение, по которому все НПФ будут обязаны акционироваться и включиться в систему госгарантий пенсионных накоплений. А пока суд да дело, пенсионные деньги вернутся государству — во Внешэкономбанк. Как минимум на пару лет, если верить министру финансов Антону Силуанову. 

Прежде всего это касается денег, переведенных в этом году и в последующие. Но кто знает, не будет ли практика расширена. Вопросов сегодня больше, чем ответов: кто будет ответственным за сохранность пенсионных средств и их рост (с учетом инфляции хотя бы) за это время? Что будет со средствами НПФ, которые не пройдут готовящуюся реформу? А таких, по оценкам экспертов, может быть половина, если не две трети от нынешнего числа фондов. 

По словам Починка, ничего плохого в том, что какая-то часть НПФ исчезнет, нет: "Желающих порулить такими деньгами полно". Словом, фонды исчезнут, но деньги останутся. Не ясно только, у кого именно: у акционировавшихся НПФ, ВЭБ или окажутся в страховой части пенсии? 

Словом, навести порядок необходимо, но спешка, которую не скрывает правительство, вызывает тревогу у не склонных доверять родной бюрократии. Так переводить деньги в НПФ или нет? Выбор у "молчунов" небогат: если продолжат молчать, им остается уповать на то, что государство выполнит возросшие обязательства перед ними. Если рискнут перевести средства, то важно правильно выбрать НПФ. С тем, чтобы он с максимальной вероятностью прошел через предстоящую реформу. Наибольший шанс, по оценкам экспертов, имеют фонды монополий и крупных предприятий (например, РЖД, "Газпрома", Сбербанка и, не исключено, пары европейских банков и компаний). 

У ПФР имеется дефицит, причем серьезный. Закрыть его, по логике чиновников, и должны "молчуны"
У ПФР имеется дефицит, причем серьезный. Закрыть его, по логике чиновников, и должны "молчуны"
Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ
Формула достатка

 

В октябре правительство намерено добиться от депутатов и одобрения новой пенсионной формулы, разработанной Минтрудом. Одно из нововведений — право на увеличения пенсионных выплат при условии, что гражданин добровольно будет получать пенсию позже положенного срока. Сегодня пенсионный возраст — это 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. Сделать так, чтобы россияне уходили отдыхать позже,— давняя мечта власти, но решиться на официальное повышение пенсионного возраста она не смеет под угрозой социальных протестов. 

По расчетам экспертов, до 20 процентов соотечественников согласятся подождать с выходом на заслуженный отдых ради увеличения пенсии. У вице-премьера Ольги Голодец другие цифры: задержатся с выходом на пенсию всего-то около 6 процентов потенциальных пенсионеров. 

Правительство обещает: "лишние" 5 лет дадут прибавку к пенсии в 1,5 раза, а на 8 лет — до 90 процентов. Звучит неплохо, если бы не два но: во-первых, не понятно, о какой пенсии идет речь — о всей, страховой или базовой ставке? Если о последней, то увеличение на 90 процентов — это прибавка в 3 тысячи рублей, что, конечно, не лишнее, но тут вступает в силу второе но — продолжительность жизни. Согласно статистике ООН, Россия занимает почетное 129-е место, уступив Гайане, Монголии и даже пострадавшему от войны Ираку. Россиянки живут дольше мужчин — в среднем 73 года, а россияне — 59,1. В среднем же по стране продолжительность жизни равна 66,05 года. Выходит, что для женщин поздний выход на пенсию — реальность, тогда как для мужчин в изрядной их части — несбыточная мечта.

С продолжительностью жизни, к слову, увязан еще один нюанс: коэффициент дожития — сколько, по мнению властей, человек проживет на пенсии. Этот показатель правительство России определяет отныне ежегодно. И всякий раз наращивает его: в этом году он равен 19 годам (228 месяцев), в следующем — 20 (240 месяцев), а в 2015-м — 21 год (242 месяца). Россияне станут дольше жить? Гарантий никто не даст. Да и вовсе не про это хитрый параметр, а совсем про другое: чем выше коэффициент дожития, тем меньше размер пенсии, получаемой ежемесячно на руки, так как на него делится весь размер причитающегося человеку пособия. В переводе на русский: с ростом коэффициента растет объем средств, которыми свободно может распоряжаться государство. Ведь пенсию, которую уже начали выплачивать, нельзя унаследовать ни супругу, ни детям — все неиспользованное возвращается в казну. 

Как одну из мер увеличения пенсий правительство предлагало россиянам участие в программе софинансирования. Но и тут население оказалось пассивным: за 4 года действия программы к ней присоединились около 9 млн человек, но реально взносы платит лишь десятая часть. Почему? Да потому что умеют считать. Напомним: на каждую положенную россиянином тысячу рублей государство кладет на его счет еще тысячу, но не больше 12 тысяч за год. И так 10 лет. Казалось бы, лишними 240 тысяч рублей не бывают... Но это если бы эти 240 тысяч можно было получить единовременной выплатой. А разделенные на коэффициент дожития они дадут 991 рубль прибавки к пенсии. Если к этому добавить инфляцию и прочие финансовые напасти в будущем, то от этой суммы могут остаться и вовсе крохи. Словом, что там будет через 20 лет, неизвестно, а свои кровные россияне выкладывают уже сейчас. 

На Западе пенсионные накопления зависят не в последнюю очередь от работодателей. Их государство стимулирует заботиться о работниках. И до 70 процентов фирм и компаний так и поступают, регулярно отчисляя средства на личные счета будущих пенсионеров. В России на такое способны пока что 17 процентов работодателей. Наиболее продвинутыми в области формирования корпоративной части пенсии являются предприятия энергетики, металлургии, нефтяной и горной промышленности, а также финансисты и работник

Рейтинги надежности негосударственных пенсионных фондов
Алмазная осень A
Атомгарант A+
Благосостояние A++
Большой пенсионный фонд A
Газфонд A++
КИТ Финанс НПФ A+
ЛУКойл-Гарант A++
Национальный НПФ A+
Нефтегарант A
НПФ ВТБ Пенсионный фонд A+
НПФ Райффайзен A+
НПФ Сбербанка A++
НПФ Сургутнефтегаз A++
НПФ Транснефть A++
НПФ электроэнергетики A++
НПФ «ОБРАЗОВАНИЕ» A
НПФ «ОПФ» A
НПФ «СберФонд РЕСО» A
НПФ «Телеком-Союз» A++
НПФ «УРАЛСИБ» A
Оренбургский НПФ «Доверие» A
Первый национальный ПФ A
Промагрофонд A+
Ренессанс Жизнь и Пенсии A+
СтальФонд A+
ТНК-Владимир A+
Ханты-Мансийский НПФ A
Rambler's Top100 Google+ Блог основателя проекта