Пенсии: очередная попытка

23.05.2013

sobitie220513_155x116_3.jpg

Проблема того, как государство должно или не должно защищать пенсионные накопления своих работающих граждан, обсуждается в России с 2003 года, с самого начала реформирования пенсионной системы в стране.

Разрабатываемый сегодня законопроект «О гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхования Российской Федерации при формировании и инвестировании средств пенсионных накоплений, установлении и осуществлении выплат за счет средств пенсионных накоплений» – это уже третья реинкарнация попыток государства сделать так, чтобы российские люди получили хоть какую-то достойную пенсию.

Об этом заявил заместитель директора департамента корпоративного управления Министерства экономического развития России Ростислав Кокорев, выступая на заседании экспертно-аналитического совета Агентства по страхованию вкладов в связи с созданием системы гарантирования прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхования Российской Федерации, 20 мая 2013 года. Он напомнил, что сегодня негосударственные пенсионные фонды (НПФы) очень сильно ограничены в своих инвестиционных стратегиях по вкладыванию средств будущих пенсионеров, так как НПФы не имеют права демонстрировать своему клиенту убытки от управления деньгами – на профессиональном жаргоне это называется «НПФы не обладают правом разносить убытки по счетам застрахованных лиц». А отчитываться перед клиентурой НПФы по современному закону должны каждый год, и как следствие, стратегии инвестирования у НПФов – короткие и низкодоходные. Необходимость фондов каждый год изворачиваться так, чтобы не показывать убытки, является и минусом для всей экономики страны – она не получает длинные пенсионных денег, отмечает Кокорев.

Но логично то, что человеку, которому до пенсии еще далеко – хоть 30 лет, хоть 10, не очень-то и важно получать хоть какой-то положительный доход от размещения своих пенсионных накоплений каждый год, уверен Кокорев. Важно, чтобы в момент наступления у каждого застрахованного лица возраста выхода на пенсию, на мировом финансовом рынке не случилось затяжного финансового кризиса, и чтобы такой человек в итоге не получил на выходе денег меньше, чем за него перечислил на его личный пенсионный счет его работодатель. Для этого и создается система гарантирования сохранности пенсионных накоплений – чтобы гарантировать человеку хотя бы номинал уплаченного взноса. «Такое решение – не есть хорошо, но обещать инвестиционный доход на горизонте инвестирования в 30 или 10 лет не может ни НПФ, ни Пенсионный фонд России, ни государство», – отметил Ростислав Кокорев. Посему система гарантирования должна быть распространена как на пенсионные накопления, находящиеся в руках ПФР (это средства так называемых «молчунов», то есть тех лиц, которые за годы проведения пенсионной реформы не стали переводить свои деньги из Внешэкономбанка в руки частных управляющих), так и на средства на счетах частных пенсионных фондов.

Меняется и модель учета пенсионных средств застрахованных лиц. Законопроект предполагает, что система гарантирования должна обеспечивать номинал средств на счете будущего пенсионера не только на момент его выхода на пенсию, но и на момент смены им пенсионного фонда – как ПФР на частные руки, так и при переходе из НПФа обратно в государственную систему. При этом предполагается, что частота возможности смены пенсионного фонда у человека будет снижена. Сейчас застрахованное лицо имеет право менять НПФы раз в год, но правительство предлагает увеличить интервал смены фонда до трех или даже до пяти лет. И вот на любой момент перехода из фонда в фонд, если на счету будущего пенсионера есть убытки, гарантийный фонд будет обязан «добить эту сумму до номинала», отметил Ростислав Кокорев.

У законопроекта есть существенный изъян, и он заключается именно в том допуске, что на момент перехода из фонда в фонд государство должно «добить сумму накоплений до номинала», заявил на заседании экспертного совета генеральный директор Центра экономического анализа «Интерфакс»Михаил Матовников. По его мнению, эта возможность приведет к тому, что самые активные физические лица, участники пенсионной реформы начнут метаться из фонда в фонд всякий раз, когда их фонд допустит убыток, стремясь собрать «все сливки» с рынка. «Разумный человек станет пытаться за счет государства поймать все высокие пики цен (хаи) фондового рынка, и будет прав – у него такая возможность есть, и она гарантирована законом!» – уверен Матовников.

На это Ростислав Кокорев сообщил, что гарантированность перехода и «добивание до номинала» – это не инициатива автора законопроекта в лице Минэкономики, а установка вице-премьера правительства Игоря Шувалова, и это не обсуждается, а принимается к исполнению. Но именно во избежание частых метаний, законопроект и предлагает снизить количество возможных переходов из фонда в фонд, ограничив горизонт перехода 5 годами. Кокорев при этом еще и пояснил, что надеется, что менять фонд человек сможет не раз в три года, а все же раз в пять лет. «За пять лет рынок вполне может вырасти, убытки компенсируются. А человек о своей обиде на плохое инвестирование средств успеет забыть», – пошутил он.

Гарантийным случаем «добивания до номинала» будет любой факт выхода любого человека на пенсию. Это будет как пенсия по старости – пожизненная, как досрочный выход на пенсию для отдельных категорий лиц, так и единовременная выплата в том случае, если сумма пенсионных накоплений крайне мала, так и при инвестировании в пенсионные выплаты средств материнского капитала.

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

 

Самый болезненный вопрос

Гарантийный фонд пенсионных накоплений, из которых и будет производиться «добивание до номинала», законопроект предлагает сделать двухуровневым. Первый уровень – это каждый НПФ должен сформировать внутри себя некий резерв. Второй уровень – это общегосударственный фонд, которым управлять, по всей вероятности, и будет Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Предполагается, что если хотя бы один рубль средств обязательных пенсионных отчислений попал в негосударственный пенсионный фонд, то он обязан платить отчисления в АСВ.

А вот тут и возникает самый болезненный вопрос – за счет каких средств будут формироваться резервные фонды обоих уровней? Выходов несколько – или залезать в карман застрахованных лиц, то есть формировать данный фонд непосредственно из переводимых в ПФР работодателем социальных взносов, или из уставного капитала самого НПФа, или из государственного кармана – непосредственно из бюджета или, например, из фонда Национального благосостояния. Пока что законопроект предполагает, что за свою страховку будет платить сам работающий гражданин, то есть средства в резервный фонд будут «отщипываться» от взносов на индивидуальный лицевой счет каждого человека – в том случае, если у управляющей компании (УК), которая размещала средства НПФа, нет по итогам года доходов. Ну а если финансовый год прошел удачно, то средства в гарантийный ход будут направляться от инвестиционного дохода каждого конкретного НПФа.

Есть еще один тонкий момент в законопроекте – о ставках отчислений в резервный фонд. Законопроект намеренно не обговаривает этот момент, полагая, что конкретные ставки установит мегарегулятор финансового рынка, то есть Центробанк, подчеркнул Ростислав Кокорев. Точно так же было оговорено и в законе «О страховании вкладов» – что конкретные суммы взносов оговариваются в подзаконных актах.

И тут разработчики закона допускают промах, считает Михаил Матовников. Он напомнил, что АСВ, Минэк и Центробанк ждет повторение истории с принятием закона о страховании вкладов, «когда Сбербанк пытался всем рассказать, что только он надежен, а все остальные банки – шелупонь». При этом он оговорился, что необходимо учитывать и тот факт, что теоретически может обанкротиться и сам Пенсионный фонд России (ПФР) – даже учитывая то, что его управляющая компания – ВЭБ – инвестирует средства в госбумаги. «Но может же государство отказаться от выплат по облигациям федерального займа – ОФЗ? Может. И не надо говорить, что это нереально, отказалось же это же государство в 1998 году платить по своим же облигациям – ГКО», – напомнил Матовников. В этой ситуации не хватит никаких средств никакого гарантийного фонда для выплат всем застрахованным. И в этой ситуации Ростилав Кокорев сослался на решения Игоря Шувалова.

Общенациональный фонд страхования пенсионных взносов будет формироваться за счет гарантийных отчислений НПФов, а впоследствии – из собственных средств АСВ, которые оно будет получать за счет реализации имущества взятых на санацию или обанкротившихся НПФов. Со средствами бюджета, направляемыми в фонд страхования пенсионных накоплений, дело обстоит так – в конечном итоге никакой государственный фонд не может обойтись только лишь коммерческими деньгами, отметил Кокорев. «На тот случай, если подряд к нам придут несколько плохих финансовых лет и будут съедены бюджеты НПФов и самого АСВ, придется государству доплатить в фонд – из бюджета, или из других источников – пусть уж решит само государство», – добавил он.

Что может помешать стабильности работы этой системы? Два фактора: или, как уже было сказано, затяжной многолетний мировой финансовый кризис, или чисто российская проблема – неверное исчисление количества лет дожития человека после его выхода на пенсию. «Государство может столкнуться с тем, что наши пенсионеры будут улучшать качество своей жизни и жить все дольше», – напомнил Ростислав Кокорев.

Ну и логично, что управлять средствами фонда должно какое-то государственное агентство. Желательно, уже имеющее опыт работы по компенсационным выплатам, умеющее работать с большим объемом претензий и большим объемом денег. «Круг подозреваемых сужается – такими параметрами обладает только АСВ», – заявил Кокорев.

Генеральный директор АСВ Юрий Исаев отметил, что закон о гарантировании средств пенсионных накоплений нужен, но надо всем участникам рынка помогать в его разработке, чтобы МЭР имел аргументы на многочисленных совещаниях по доведению законопроекта «до ума» в правительстве.

А нужны ли вообще стране и пенсионной системе НПФы?

Отдельный вопрос заключается в том, что сегодня с обанкроченных НПФов нечего взять, так как они некоммерческие организации, а при этом уже 8 НПФов ушли с рынка, не попрощавшись и не оставив ПФРу даже реестра тех лиц, которых они обслуживали, отметила на заседании совета представитель ПФР Вера Ремезова. И вообще, раз НПФы доверяют инвестирование пенсионных накоплений граждан управляющим компаниям, не обязать ли их доплачивать средства в гарантийный фонд?

Минфин и МЭР сегодня обсуждают идею коммерциализации НПФов путем трансформации их в акционерные общества, или в псевдопаевые инвестиционные фонды, на манер уже работающих на фондовом рынке ПИФов, отметил Кокорев. Соответствующий законопроект может быть подготовлен в этом году.

«На сегодняшний день работа по подготовке законопроекта о коммерциализации НПФ начата, и два первых варианта концепции законопроекта уже были представлены на обсуждение рабочей группы при Минфине», – сказал он. Один из вариантов – это трансформация НПФ в акционерное общество с сохранением общих принципов регулирования, которые сегодня существуют. «Вопрос в том, кто станет акционерами этих фондов, и на основании чего будут выдаваться акции. На основании того, что 20 лет назад какие-то люди выступили учредителями НПФ и внесли какие-то небольшие вклады в уставное имущество фонда? А тех людей и фирм, может быть, уже нет. Если эту проблему решить, то, в общем-то, технически запустить такую реорганизацию не очень сложно. Но остается вопрос – надо ли ее делать принудительной или надо для НПФ сохранить опциональность – право выбора, существовать в коммерческой или некоммерческой форме», – считает Кокорев.

По его словам, вторая концепция законопроекта – трансформация НПФ в некие псевдо-ПИФы – менее проработана. Она подразумевает, что пенсионные накопления или пенсионные резервы образовывают некий имущественный комплекс без статуса юридического лица, находящегося в собственности застрахованных лиц или вкладчиков, а НПФ превращался бы в какую-то помесь управляющей компании и администратора счетов. Эта идея может быть интересна с точки зрения налоговых и психологических соображений для клиентов, которым будет приятно осознавать себя собственниками. «Но при этом эта концепция и морально тяжелее – если ты собственник своего пая, то уж о каком фонде гарантирования сохранности средств в этом пае, да еще и с привлечением государственных денег, может идти речь», – вздыхает Кокорев. Он полагает, что при эффективной работе Минфина можно уже в 2013 году выйти на текст законопроекта по первой модели – превращения НПФ в акционерное общество. «Но для реальной трансформации первых, наиболее шустрых НПФ в акционерные общества, я думаю, нужен год – это самый минимум. Более реально – 1,5–2 года», – считает Кокорев.

Негосударственный пенсионный фонд – ненужный участник в системе обязательного пенсионного страхования, дестабилизирующий ее и увеличивающий затраты, полагает заместитель председателя комитета Государственной Думы по финансовому рынку Дмитрий Савельев, член фракции ЛДПР. Он напоминает, что функция по ведению счетов застрахованных лиц, как и раньше, выполняется в полном объеме Пенсионным фондом России. А функцию по инвестированию НПФ передает частным управляющим компаниям – УК. Существующая конфигурация отношений НПФ – управляющая компания в осуществлении инвестирования фактически размывает ответственность за резул

Рейтинги надежности негосударственных пенсионных фондов
Алмазная осень A
Атомгарант A+
Благосостояние A++
Большой пенсионный фонд A
Газфонд A++
КИТ Финанс НПФ A+
ЛУКойл-Гарант A++
Национальный НПФ A+
Нефтегарант A
НПФ ВТБ Пенсионный фонд A+
НПФ Райффайзен A+
НПФ Сбербанка A++
НПФ Сургутнефтегаз A++
НПФ Транснефть A++
НПФ электроэнергетики A++
НПФ «ОБРАЗОВАНИЕ» A
НПФ «ОПФ» A
НПФ «СберФонд РЕСО» A
НПФ «Телеком-Союз» A++
НПФ «УРАЛСИБ» A
Оренбургский НПФ «Доверие» A
Первый национальный ПФ A
Промагрофонд A+
Ренессанс Жизнь и Пенсии A+
СтальФонд A+
ТНК-Владимир A+
Ханты-Мансийский НПФ A
Rambler's Top100 Google+ Блог основателя проекта