Пенсионный вопрос оказался теоретическим

28.09.2012

Минтруд и Минфин спорят о базовых принципах работы пенсионной системы

“Ъ” стали известны документально зафиксированные подробности официальной дискуссии в Белом доме по вопросам реформы пенсионной системы. Протокол разногласий Минфина и Минтруда по концепции реформы, подготовленный Минтрудом, показывает, что в Белом доме обсуждают не столько проблемы накопительного компонента, сколько два разных подхода к работе пенсионной системы в целом. Минфин категорически не устраивает идея актуарного установления размера пенсий, а также сохранение дефицита Пенсионного фонда на неопределенный срок. Стороны при этом едины в вопросе о том, что ограничения на выплаты работающим пенсионерам необходимы: Минтруд предлагает учитывать в этом вопросе доходы пенсионера, Минфин — отказаться от таких выплат.

Сегодня на заседании Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений в Белом доме заместитель главы Минтруда Андрей Пудов представит последний вариант концепции развития пенсионной системы до 2030 года. По информации “Ъ”, документ не будет слишком отличаться от той версии, которую Минтруд внес в правительство 20 сентября. Вчера же на совещании в Белом доме под председательством премьер-министра Дмитрия Медведеве и при участии вице-премьера Ольги Голодец и представителей всех ключевых министерств социального и экономического блока правительства в очередной раз обсуждалась будущая пенсионная реформа в России. О решениях, принятых на этом совещании, к вечеру 27 сентября было неизвестно — судя по всему, дискуссии будут продолжены.

В распоряжении “Ъ” оказалась таблица разногласий между Минфином и Минтрудом по проекту стратегии, подписанная замглавы Минфина Михаилом Котюковым и замглавы Минтруда Андреем Пудовым. Документ датирован 20 сентября, именно он является базой для дискуссии в Белом доме.

Минтруд и Минфин расходятся по самым основным пунктам, главный из которых — можно или нет принимать концепцию, в которой дефицит бюджета Пенсионного фонда не ликвидирован даже к 2030 году. В проекте концепции, направленном в правительство 20 сентября, этот дефицит сохраняется: если в 2012 году он составляет 1,075 трлн руб., или 1,8% ВВП, то к 2020 году несбалансированность ПФР составит 1,2% ВВП, а к 2030 году — до 0,9% ВВП. Минфин не разделяет позицию Минтруда о возможности покрытия дефицита Пенсионного фонда за счет трансфертов бюджета — Минтруд же не скрывает, что не ставит целью «любой ценой ликвидировать дефицит». Минфин, указывая на законы «Об основах обязательного социального страхования» и Бюджетный кодекс, категоричен — доходы и расходы должны быть сбалансированы и «срок достижения целевого ориентира сбалансированности должен быть не позднее 2030 года». Остальные ориентиры пенсионной реформы, заявленные Минтрудом по размеру пенсии к 2030 году в 40% утраченного заработка и как минимум в 2,5–3 прожиточных минимума пенсионера на фоне сохранения налоговой нагрузки, Минфин поддерживает, но считает достижение этих целей «одновременно невозможным».

Минфин не устраивает и будущий рост налоговой нагрузки в связи с предложением Минтруда довести тариф взносов в Пенсионный фонд к 2030 году до «актуально обоснованного» (сейчас 22% от фонда оплаты труда и 10% с зарплат свыше 512 тыс. руб. в год) — по оценке Минфина, страховые взносы тогда увеличатся более чем на 10%. Финансовое ведомство указывает на противоречие: в концепции записано сохранение действующего тарифа — и предлагает рассмотреть предложение Минтруда «одновременно с оптимизацией системы формирования пенсионных прав». Не поддерживает Минфин и рост взносооблагаемого заработка — по закону он и так ежегодно индексируется.

Тезис Минтруда о реальном обесценивании средств пенсионных накоплений Минфин считает некорректным и не согласен с переводом их части (2% или 4% из 6%) в страховую часть пенсии. Такая мера, безусловно, увеличит доходы Пенсионного фонда в ближайшие несколько лет, однако в дальнейшем «только ухудшит состояние пенсионной системы». Хотя публично это ключевой вопрос дискуссии, в споре Минтруда и Минфина он выглядит несколько второстепенно — в концепции Минтруда он выглядит как техническое дополнение к реформе, позволяющее решить локальные проблемы ПФР при переходе к новой схеме. Возражения Минфина отчасти формальны, отчасти связаны с «неравноценностью» выбора в схеме Минтруда с 2015 года накопительной пенсии — из-за предлагаемого двухпроцентного дополнительного взноса.

Остались в таблице и прежние разногласия по индексации пенсий — Минфин настаивает на индексации один раз в год на среднеарифметическое между инфляцией и ростом средней зарплаты или на уровень инфляции с доиндексацией, не превышающей доходы Пенсионного фонда в случае экономического подъема. Минтруд же готов индексировать пенсионное обеспечение только на рост доходов Пенсионного фонда. Впрочем, это возражение вытекает из общего несогласия ведомств по «актуарному вопросу» и «управляемому дефициту ПФР». Последний вопрос, отметим, оба ведомства обсуждают крайне зажато — на критику политики президента Владимира Путина, индексировавшего в 2007–2010 годах пенсии без расчета последствий для ПФР (что, по существу, и привело к постоянной «дыре» в балансе фонда), стороны не идут, воспринимая проблему как данность.

Категорически не согласен Минфин и с идеей Минтруда, появившейся в отправленном в правительство варианте концепции, по замене досрочных пенсий работников вредных и опасных производств, не имеющих пока трудового стажа, страховкой утраты заработка вследствие досрочной утраты профессиональной трудоспособности в системе обязательного социального страхования. Минфин считает, что выплаты по страховке будут являться не пенсией, а пособием,— это создаст противоречия в законодательстве (этот аргумент выглядит формальным). Другая претензия министерства — отсутствие расчетов устойчивости и сбалансированности этого вида страхования. Также Минфин считает, что Минтруд некорректно описал новые инструменты инвестирования, и предложил расширить перечень «за счет российских депозитарных расписок, облигаций иных эмитентов, кроме хозяйственных обществ, и акций компаний, не входящих в высший котировальный список». Ставя под сомнение планы Минтруда по охвату корпоративным пенсионным обеспечением до 70% населения и считая этот показатель откровенно завышенным, Минфин призывает Минтруд оценить издержки на создание инфраструктуры корпоративных пенсий, поскольку она «в настоящее время не создана». По мнению Минфина, в концепции Минтруда отсутствуют и описание мер развития системы пенсионного обеспечения военнослужащих. В целом значительная часть претензий Минфина к концепции Минтруда выглядит не как требование отвергнуть разработки коллег, а как предложение отложить дискуссии на 2013 год и позже.

Пока неизвестно, кто выиграет битву, однако уже сейчас известно, по каким вопросам Минфин и Минтруд, очевидно, договорятся. Инициативой Минтруда, с которой Минфин согласен, является реформа системы досрочных пенсий и тарифов для предприятий с вредными и опасными условиями труда. Но ведомство Антона Силуанова предлагает дополнить ее правилом, по которому досрочникам, вышедшим на пенсию с 2014 года и продолжающим работать, не будет выплачиваться базовая часть пенсии (в 2011 году продолжал работать 71% досрочников).

Финансовое министерство при этом поддержало предложения Минтруда по невыплате пенсий пенсионерам, которые работают и получают зарплату выше средней по экономике, и даже предлагает запустить этот механизм с 2014 года. Впрочем, у Минфина еще более кардинальный подход — не выплачивать базовую часть пенсии всем работающим пенсионерам (по статистике Пенсионного фонда — каждому второму). Также Минфин предлагает меры по стимулированию более позднего выхода на пенсию — увеличение на 6% размера страховой части пенсии за каждый отработанный полный год. Вне зависимости от итога споров с большой вероятностью эти изменения будут обсуждаться правительством в 2013 году — оппонентов в Белом доме у них нет, при этом «сохранение накопительной системы», то есть торжество точки зрения Минфина, практически неизбежно приведет к жесткому варианту реформы — невыплате пенсий работающим пенсионерам.
Дарья Николаева, Дмитрий Бутрин

Рейтинги надежности негосударственных пенсионных фондов
Алмазная осень A
Атомгарант A+
Благосостояние A++
Большой пенсионный фонд A
Газфонд A++
КИТ Финанс НПФ A+
ЛУКойл-Гарант A++
Национальный НПФ A+
Нефтегарант A
НПФ ВТБ Пенсионный фонд A+
НПФ Райффайзен A+
НПФ Сбербанка A++
НПФ Сургутнефтегаз A++
НПФ Транснефть A++
НПФ электроэнергетики A++
НПФ «ОБРАЗОВАНИЕ» A
НПФ «ОПФ» A
НПФ «СберФонд РЕСО» A
НПФ «Телеком-Союз» A++
НПФ «УРАЛСИБ» A
Оренбургский НПФ «Доверие» A
Первый национальный ПФ A
Промагрофонд A+
Ренессанс Жизнь и Пенсии A+
СтальФонд A+
ТНК-Владимир A+
Ханты-Мансийский НПФ A
Rambler's Top100 Google+ Блог основателя проекта