У работников отнимут копилку

18.09.2012

Почему буксует пенсионная реформа?

В середине сентября разгорелась бурная дискуссия между Минтрудом, Минфином и Национальной ассоциацией негосударственных пенсионных фондов (НАПФ). Минтруда хочет отменить накопительную часть пенсии, Минфин — против, а НАПФ предложил отдать ее фондам. Накопительная модель, хорошо зарекомендовавшая себя во всем мире, на отечественной почве пока не приживается. «ЭВ» попытался разобраться в причинах.

 
     
  фото: Денис Медведев  

Неудачный момент

Накопительная модель пенсионной системы была запущена в России в очень неудачный момент. Начало реформы — 2002 год, а окончательно новации ввели в 2008-м, то есть перед самым кризисом. Напомним, смысл модели — будущий пенсионер отчисляет себе накопления 30 и более лет. Эти «длинные» деньги поступают на фондовый рынок. Но не в рискованные акции и облигации, а в надежные, например, решающие задачи обновления инфраструктуры (строительство дорог, мостов, аэропортов и т.д.). За длительный срок доходность превышает инфляцию, и все становятся довольны: пенсионер получает приличную пенсию, а экономика — постоянный приток внутренних инвестиций.

Гладко было на бумаге... Апологеты накопительной пенсионной модели зачарованы графиком роста мирового фондового рынка за 100 лет. На нем даже Великая депрессия 1930-х годов выглядит как локальная «загогулина». Этот график обычно демонстрируют скептикам, и, что самое смешное, он правдив.

Но помимо очевидных плюсов «длинные» деньги обладают очень неприятным минусом: инерционностью. Чтобы они заработали, нужно, грубо говоря, «накопить жирок». В несколько триллионов долларов или в несколько десятков триллионов рублей. Тогда в действие вступит его величество закон больших чисел и локальные кризисы, вроде 2008–2010 годов, будут не страшны.

Накопительная пенсионная модель в России была «подстрелена» на взлете. Грянул кризис, и накопить попросту ничего не успели. В кризис доходность по любым ценным бумагам резко падает (иногда превращаясь в «расходность»), а уж по консервативным бумагам, куда только и можно по закону инвестировать пенсионные накопления, она становится исчезающе малой. Инфляция не покрывается, что означает не накопления, а реальные потери будущей пенсии граждан. В результате, как сообщил президент НАПФ Константин Угрюмов: «Пенсии россиян, родившихся до 1967 года, увеличатся за счет пенсионных накоплений лишь на 23 руб. в месяц».

Но даже эти небольшие накопления людям некоторое время приходилось вырывать с боем через суды. И это уже вина не мирового кризиса, а государства. В 2011 году право на получение пенсионных накоплений появилось у 650 тыс. человек, в 2012-м их уже 4 млн. Итого 4,6 млн людей, поверивших в накопительную пенсионную систему. Объем выплат оценивается в 2012 году в 67,5 млрд руб., из которых 17,5 млрд руб. должны заплатить НПФ и около 50 млрд руб.— ПФР. Таким образом, средняя сумма выплаты — 14,7 тыс. руб. на брата, растянутые по закону на 7 лет. Негусто же накопили россияне! В последующие годы объем выплат будет нарастать. Пик приходится на 2015 год и составит около 200 млрд руб., из которых 120 млрд руб. придется на ПФР.

Но лишь 30 ноября 2011 года вступил в силу Закон № 360-ФЗ «О порядке финансирования выплат за счет средств пенсионных накоплений», больше известный как «выплатной» закон. Как отметил Андрей Никитченко, президент НПФ «СтальФонд»: «Без „выплатного“ закона НПФы не могли начать выплату накопительной части пенсии, поскольку на законодательном уровне отсутствовал механизм. До принятия закона пенсионеры были вынуждены обращаться в суд для получения накопительной части пенсии».

Но и после принятия закона выплаты толком не начались. Документ принимался в спешке, продавливался правительством (его принятие осенью 2009 года прошлым составом Госдумы было сорвано). В результате в документе осталось много «дыр», отсылок на постановления правительства и Минздрава. Закон должен был заработать с 1 июля 2012 года, но еще в конце мая ни одного документа исполнительной властью принято не было. Лишь в середине июня Минздрав под большим давлением принял ключевой приказ, позволяющий начать выплаты.

Отменить или реформировать?

Не хочется эмоций, но как взять с человека отчисления на пенсионные накопления — это сделает бухгалтерия. Плюс государственные призывы отдать средства, например, на программу софинансирования. А как человеку свои же небольшие деньги получить, так у чиновников инструкций нет — иди в суд. Получается, что государство само подрывает доверие населения к своему детищу.

Небольшие выплаты, вызывающие недовольство граждан, а также огромный (более 1 трлн руб.) дефицит ПФР — государству надоели. Объявлена очередная пенсионная реформа. До 1 октября заинтересованным министерствам и ведомствам необходимо представить Президенту РФ свои предложения относительно грядущих преобразований.

Наиболее проработанную концепцию представил 3 сентября Минтруд. Поставлена задача преодоления к 2032 году дефицита пенсионной системы. Коэффициент замещения (отношение средней пенсии к средней зарплате) определен на уровне 40%, а пенсионные выплаты гражданину составят не ниже 2,5–3прожиточных минимумов. Проблему накопительной части предлагается решить за счет «страхового маневра». Предлагается на 3 года снизить отчисления по этому компоненту с 6% до 2% с зачислением оставшихся 4% в солидарную часть. То есть накопления фактически объявляются добровольными. Согласно Минтруду, 3 года люди смогут выбирать между солидарной и накопительной системами. В рамках солидарной граждан ожидает меньший объем пенсионных прав. Кроме того, участников накопительной системы могут обязать софинансировать свою будущую пенсию вместе с работодателем, отчислять 2% от зарплаты.

Однако против инициатив Минтруда выступил Минфин. «Накопительную часть пенсии нельзя сокращать и тем более ликвидировать. Наша позиция как была, так и остается: накопительную часть нельзя трогать», — заявил министр финансов РФ Антон Силуанов. Его слова размещены на сайте Минфина в качестве официальной позиции ведомства. Предложения Минфина по реформированию пенсионной системы сводятся к стимулированию более позднего выхода граждан на пенсию. С сохранением накопительной части. Позицию Минфина в целом поддерживает и Минэкономики.

Ряд экспертов, в том числе бывший министр финансов, глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин, раскритиковали предложения Минтруда, утверждая, что они ведут к отмене накопительной части. «Гражданам очень сложно еще больше сберегать, причем не на холодильник или квартиру, а на какие-то решения, которые наступят через 30 лет. Я вижу, что это постфактум уничтожение накопительной части», — заявил Алексей Кудрин 11 сентября.

Критикуют идеи Минтруда и в НАПФ, предлагая отдать накопительную часть пенсии негосударственным пенсионным фондам. «То, что сейчас происходит, — это контрреформа, цель которой перевод средств в распределительную систему, создание собеса и вывод из экономики триллионов рублей. То, что предлагается (Минтрудом. — „ЭВ“), — это реальная отмена накопительного компонента. Решающим фактором... станет не дефицит ПФР, а позиция государства в вопросе инвестирования пенсионных накоплений. Если оно решит, что длинные пенсионные деньги должны эффективно работать, накопительная часть пенсии останется, побоится — накопления не нужны», — заявил 7 сентября на совещании по вопросам пенсионной реформы Константин Угрюмов.

Проблема эффективного инвестирования 2 трлн руб. пенсионных накоплений остра как никогда. В условиях посткризисной стагнации экономики проект, который одновременно был бы доходен и надежен, не найти не только в России, но, пожалуй, и в мире. Недавно ВЭБ объявил о намерении инвестировать 800 млрд руб. из пенсионных накопительных средств на развитие Дальнего Востока. Но подробного обоснования не представил. «А где доказательства, что больший доход не принесут вложения по другим проектам?» — тут же поинтересовался директор Института социальной политики и социально-экономических программ ВШЭ Сергей Смирнов.

И все же накопительную пенсионную модель рано хоронить. В экономике нет волшебной палочки, но и велосипеды уже изобретены. Сама по себе накопительная схема не заработает. Государству нужно пересмотреть отношение к гражданам и принять меры для повышения уровня доверия. Но отказываться от мирового опыта не стоит. Покружив по «особому пути», мы все равно к накопительной модели вернемся. Возможно, сейчас необходим мораторий на выплаты по накопительной части на 3–5 лет (как предлагает Минтруд), чтобы пенсионная система преодолела кризис и сформировала «подушку безопасности». Но временное не должно стать постоянным — отменять накопительную пенсионную систему нельзя.

 

Рейтинги надежности негосударственных пенсионных фондов
Алмазная осень A
Атомгарант A+
Благосостояние A++
Большой пенсионный фонд A
Газфонд A++
КИТ Финанс НПФ A+
ЛУКойл-Гарант A++
Национальный НПФ A+
Нефтегарант A
НПФ ВТБ Пенсионный фонд A+
НПФ Райффайзен A+
НПФ Сбербанка A++
НПФ Сургутнефтегаз A++
НПФ Транснефть A++
НПФ электроэнергетики A++
НПФ «ОБРАЗОВАНИЕ» A
НПФ «ОПФ» A
НПФ «СберФонд РЕСО» A
НПФ «Телеком-Союз» A++
НПФ «УРАЛСИБ» A
Оренбургский НПФ «Доверие» A
Первый национальный ПФ A
Промагрофонд A+
Ренессанс Жизнь и Пенсии A+
СтальФонд A+
ТНК-Владимир A+
Ханты-Мансийский НПФ A
Rambler's Top100 Google+ Блог основателя проекта